Размер:
A A A
Цвет: C C C
Изображения Вкл. Выкл.
Обычная версия сайта
Поиск по сайту

СМИ о нас: сайт телеканала «Толк» опубликовал интервью с преподавателем АлтГПУ Марией Воронец

Новости

СМИ о нас: сайт телеканала «Толк» опубликовал интервью с преподавателем АлтГПУ Марией Воронец

Преподаватель АлтГПУ, кандидат филологических наук Мария Воронец поговорила с «Толком» о причинах насаждения феминитивов, перспективах их закрепления в речи и «ущемлении» мужчин в языке.

– Почему всплеск популярности феминитивов произошел именно сейчас? 

– Обычно если всех начинает интересовать лингвистика, значит, дело не в самих словах, а в каких-то социальных изменениях. Сейчас обсуждение феминитивов очень точно отвечает запросам общества. Проблема прав женщин, наверное, никогда еще не приобретала таких глобальных масштабов.

Борьба за права бывала более конкретной и более сильной, решались важные задачи о голосовании, образовании. Сейчас же такой экстенсивный метод борьбы во всех возможных областях: обсуждаются новые законы, появились какие-то новые гласные и негласные правила в кинематографе и т. д. Некоторые изменения радуют, некоторые поражают своей абсурдностью, и язык в данном случае является и инструментом, и зеркалом.

– Такие феминитивы, как "авторка", "докторка", "адвокатка", вызывают невольное отторжение. А слова "журналистка", "вокалистка", "фигуристка" – нет. Почему?

– При образовании феминитивов правильно использовать суффикс женского рода, имеющий нужное значение и отвечающий существующим моделям. Таких суффиксов в русском языке довольно много. И какой из них в конкретном случае правильный, а какой нет – это общественная оценка, которую измерить очень сложно.

Если слово приживается в языке, обеспечивает понимание, заполняет какую-то нишу, выполняя определенные функции, значит, оно образовано правильно. Почему одни слова мы принимаем, другие нет, неизвестно.

Известный российский лингвист Максим Кронгауз, например, считает, что, в отличие от слов с суффиксом -ист ("футболистка"), к словам с суффиксом -ер суффикс -к плохо присоединяется. Поэтому слово "актёрка" считается разговорным и пренебрежительным, в отличие от слова "актриса".

Может, поэтому, например, слово "блогерша" употребляется чаще, чем "блогерка" (по данным сервиса WordStat – 152 тыс. запросов против 1 тыс.). Даже если в обществе сойдутся на том, что каждая профессия должна иметь феминитив, как нам договориться, какой именно? Этот отбор должен произойти в языке естественным путем.

Филолог Светлана Гурьянова выразила мнение, что новые слова с суффиксом -к звучат неестественно в том числе из-за ударения в них. Сравните: "гимнАстка" и "блОгерка". В новых словах ударение падает на первый слог, а в "старых" – на предшествующий суффиксу.

Лингвист Александра Абрамова считает, что все дело в способности суффикса -к превращать слово в сленговое. Например, "гримерка" – это в первую очередь комната для гримирования, а не женщина-гример. А суффикс -ш часто означает "чья-то жена" – например, "генеральша", поэтому тоже смотрится неблагозвучно в новых словах.

– Сторонницы феминитивов говорят, что эти слова помогут "вывести женщин из тени" и привлечь внимание к их вкладу в науку, культуру и искусство. Но действительно ли слова способны возыметь такое действие?

– Слова, безусловно, имеют влияние – не только наше мышление влияет на язык, но и наоборот. Но так происходит, когда мы имеем дело с привычными с детства языковыми явлениями. Для поколения, при котором произойдет резкая феминизация языка, это мало что поменяет.

Те, кто ратует за такие изменения, видимо, и так интересуются достижениями женщин, а те, кто против, могут, наоборот, абстрагироваться от этой темы из-за раздражения.

Но есть в феминитивах и практическая польза: по некоторым фамилиям непонятно, кто это – мужчина или женщина. История знает немало курьезных случаев, когда люди путали пол известных писателей или ученых. Хотя, на мой взгляд, в таких ситуациях дело все же не в феминитивах, а в целом в невежестве.

Например, автора учебника математики Людмилу Петерсон часто считали мужчиной. А в этом году "Новая газета" сделала мужчинами двух женщин, получивших Нобелевскую премию, – правда, потом исправилась.

– Но ведь для многих слов феминитивы существовали даже в те времена, когда большинство женщин имели гораздо меньше прав, чем сейчас.

– Это только доказывает, что язык отражает существенные для общества особенности: понятно, что среди представителей разных классов были и мужчины и женщины: были не только "боярыни", но и даже "царевны", а было и слово "рабыня", например. А вот профессий было гораздо меньше, и профессиями в основном владели мужчины.

При этом слова для так называемых "женских" профессий были женского рода – "прачка", например. Были и парные слова, например, "ткач" – "ткачиха", "ключник" – "ключница".

Давно есть слова "певец" и "певица", так как здесь разделение даже чисто по голосу очень важно. Наличие таких слов приводят как аргумент в пользу того, что и другие слова женского рода должны появиться.

– В концепцию насаждения феминности в русском языке не вписываются пословицы ("Взялся за гуж – не говори, что не дюж"), да и просто многие фразы в бытовом общении ("Отсутствуют пять студентОВ"). Их наверняка никто подтачивать под новое веяние не станет?

– Думаю, что нет. Грамматика русского языка пока предполагает употребление слов мужского рода для обозначения лиц и мужского, и женского пола – "оба", "студенты". Перестройка всех этих контекстов на женский род с точки зрения равноправия тоже странная, а введение новых форм для таких случаев слишком затратно для языка и очень усложняет его изучение и употребление. Так что вряд ли такой процесс запустится в ближайшее время.

Язык пословиц вообще условный. Мы понимаем, что глагол "взялся" означает обращение ко всем. Если бы рифма не нарушалась, можно было бы говорить "Взялись за гуж – не говорите, что не дюжи".

Лингвист Максим Кронгауз рассказывал в интервью "RTD на русском", что феминитивы – часть политкорректности. Но попытка устранить дискриминацию женщин порой приводит к обратному эффекту. Потеря общего слова ведет к усложнению речи, а язык по природе всегда стремится к простоте. Тотальное введение феминитивов в Германии уже привело к тому, что преподавателю нужно обязательно здороваться фразой "Здравствуйте, уважаемые студенты и студентки".

– Ко всем ли феминитивам есть маскулинитивы? Может, мужчинам тоже впору оскорбиться, что нет слов "балерун" и "маникюрщик"?

– Я бы сказала, что маскулинитивов еще меньше. Так как так называемых женских профессий, для обозначения которых возникали слова женского рода, меньше. Например, слово "дояр" появилось позже, чем "доярка".

И здесь есть перекос. Если женщина, осваивающая какую-то новую профессию, вызывает восхищение или жесткую критику, то мужчина, осваивающий профессию, характерную для женщины, часто становится объектом насмешек. И если он на это все же решается, маскулинитивы его тем более не беспокоят.

Однако в обществе уже формируется здравое отношение, что человек может выбирать свое призвание сам, не ориентируясь на стереотипы, так что ситуация и в обществе, и в языке может скоро поменяться.

– Некоторые феминитивы либо непонятно, как образовывать (например, от слова "гений"), либо они совсем неблагозвучны и труднопроизносимы ("фармацевтка", "врачка"), либо они звучат как эвфемизмы ("пилотка"). Есть ли какой-то выход из этой ситуации?

– Со словом "гений" ситуация действительно интересная. Для русского языка наиболее нейтрально бы звучало нечто вроде слова "гения", но это очень грубая переделка слова мужского рода в слово женского рода без изучения механизма словообразования.

В русском языке есть слова так называемого общего рода. По форме они относятся к женскому: сладкоежка, умница, задира и т. д. Так что мужчины могут, например, в споре про феминитивы привести в пример эти слова. Вполне возможно, такие понятия, как "гений", тоже когда-нибудь будут называть словами общего рода, а не мужского, хотя с названиями профессий этого пока не происходит.

– Не противоречат ли феминитивы самой концепции феминизма – равенства между мужчинами и женщинами? Ведь "редакторка" – это в первую очередь женщина и только потом "человек с профессией редактора".

– Действительно, борьба за равноправие предполагает равные возможности, когда в профессиональной сфере важны твои знания, способности, а не пол. Автор, желающий сохранять личность в тайне, как художник Бэнкси, не беспокоится по поводу неправильного определения его пола. И тот, кто хочет стать известным, хочет быть известным настолько, чтобы про него знали не только то, что он женщина или мужчина.

Более того, если слово "феминизм" понимать буквально, получится, что и оно противоречит этой концепции. Ведь в равноправном обществе бороться надо за права человека, и абсолютно не важно, мужчина это или женщина.

Но права женщин действительно нарушаются чаще – это беспристрастная статистика, и с этим нужно что-то делать. Существование этого перекоса порождает и сам феминизм, и внедрение феминитивов. В бесправном обществе язык мало кого беспокоит, как и в равноправном. Этот вопрос актуален на промежуточной стадии, когда все это воспринимается очень болезненно.

Что касается названий профессий, то целесообразно существование одного слова, не несущего гендерной характеристики. Слово "учитель", несмотря на то, что есть "учительница", и женщин-учителей больше, чем мужчин, является нейтральным и чаще употребляется.

Немного обидно, что названия профессий чаще мужского рода, но ведь язык отражает не только современное состояние. Он показывает историю, которая сложилась так, как она сложилась.

– Есть ли смысл вообще пытаться управлять языком по своему хотению?

– Управлять языком, к счастью, во многом невозможно. Нельзя взять и изменить его с понедельника, даже если переписать словари. Например, я так и не заметила, что окружающие начали говорить "йогУрт" или "брачащиеся". Язык все равно будет развиваться по своим внутренним законам. Поэтому все споры о феминитивах могут актуализировать эту проблему, заставить людей сознательно выбирать в своей речи тот или иной вариант.

– Вам больше нравится называть себя филологом или филологиней?

– Мне нравится называть себя филологом, это очень точно называет мою специальность, то, чем я занимаюсь, и не привносит никакой лишней информации. А слово "филологиня" – это как одежда не на каждый день. У меня как-то пока не было поводов примерить на себя это слово.

Обратите внимание на суффикс -иня. Мое субъективное мнение – он плохо подходит для обозначения профессии. По аналогии приходят в голову слова "герцогиня", "графиня", но это не профессии. Может, в силу своей длины и этих ассоциаций "филологиня" звучит для меня как титул, а не специальность. А вот в польском есть милое слово "филоложка", но в русском обществе оно пока вызывает смех.

– Приживутся ли в языке эти новшества, как считаете? Или эта мода пройдет?

– Если людей, выбравших определенный вариант, будет много, то, хотя сейчас это неизбежно может вызывать смех и непонимание, лет через 50 такое употребление станет нормой. Но так как каждый будет делать этот выбор сам, то какая норма приживется и будет ли она одна на всех, неизвестно. Хотя уже сейчас видно, что некоторые слова вызывают много критики, а некоторые свободно употребляются. Поэтому можно прогнозировать, какие слова станут нормой быстрее.

*Феминати́вы (от лат. femina — "женщина"), или феминити́вы, — имена существительные женского рода, которые обозначают женщин определенных профессий, социальной принадлежности, нации и т. п. Образовываются от однокоренных существительных мужского рода и являются парными к ним.

«Врачка» и «филоложка». Победит ли феминизм в русском языке

61

Поделиться в соцсетях:

Возврат к списку