Размер:
A A A
Цвет: C C C
Изображения Вкл. Выкл.
Обычная версия сайта
Поиск по сайту

Ученый АлтГПУ рассказал, как выглядели и одевались предки жителей Алтая

Новости

Ученый АлтГПУ рассказал, как выглядели и одевались предки жителей Алтая

Одежда человека скифской эпохи очень много говорит о его статусе: не только ее качество (а точнее качество ее элементов), но и количество. Во время раскопок в Локтевском районе археологи нашли останки мужчины, у которого золотом было обшита вся одежда. Но какими бы ни были современные технологии, воссоздать дух того времени полноценно уже никак не получится.

О золоте скифов, о новых археологических открытиях «Политсибру» в совместном проекте с Российским обществом «Знание» рассказал старший научный сотрудник Лаборатории «Историческое краеведение» Алтайского государственного педагогического университета Николай Головченко. Беседовали Мария Лаврищева и Сергей Мансков.

Триада

– Алтай традиционно считаются археологическим эльдорадо. Есть ли перспективы новых раскопок скифского времени после Башадара, Пазырыка, Укока?

– Копать и копать еще можно. Памятников очень много. Скифский транскультурный феномен существует от Венгрии до Китая, и от тайги практически до Индии, а это гигантские территории. Разные этносы, народы, которые оставили после себя масштабное историко-культурное наследие. Возможности «находок» тут не ограничены.

Центрально-азиатский регион – один из очагов развития «скифского мира». Здесь он формировался, отсюда он распространялся. Вклад его в изучение «скифской эпохи» гигантский. Достаточно назвать такие памятники как Аржан-1 и 2, или Пазырыкские курганы. В последних были выявлены органические изделия, включая одежду, составляющие гордость музейного фонда нашей страны.

– Мы говорим о «скифском мире», который существовал без малого тысячелетие на огромных территориях. Но ведь скифы, описанные Геродотом, отличались от «алтайских скифов»?

– Неизвестностей в «скифской культуре» очень много. Остается непонятным, как она образовалась и как трансформировалась со временем. Также неясно, как этот транскультурный предметный комплекс, то есть «скифская триада» (оружие, конская упряжь, звериный стиль и украшения костюма), распространялся, потому что однотипные вещи находят на всей территории, где кочевали «скифы». Удивительно, что триада распространилась по Евразии довольно быстро.

– Может быть мистики правы: прилетели инопланетяне и подарили кочевникам оружие.

– Нет-нет, никаких инопланетян там точно не было. В научном дискурсе такое предположение точно не рассматривается. На самом деле оружие у них было весьма эффективным для своей эпохи. А почему? Потому что оно было либо очень качественным бронзовым, либо железным. «Скифское время» для многих территорий и есть начало раннего железного века.

– Кочевники-скифы первыми создали оружие из железа?

– Они не столько первооткрыватели, сколько люди, грамотно воспользовавшиеся новшеством эпохи. Чтобы создавать железное оружие, начать его плавку, нужен определенный уровень мастерства и оседлости. А они, по большей части кочевники, создали тот импульс, который прошел по Евразии, по степям того времени, вобрал различные металлургические практики и поставил их, так сказать, на «военные рельсы».

Скифская мода

– Специфика климата формирует линзу вечной мерзлоты в курганах, что позволяет сохранится органике. Как одевались кочевники этой эпохи? Синтетических тканей ведь не было.

– У нас в погребальных памятниках на территории Алтайского края, верхнеобского бассейна, по Оби и ее притокам от Бийска до Новосибирска органика в погребениях, как правило, не сохраняется. В отличии от материалов пазырыкской культуры Горного Алтая. Фактически исследователи при интерпретации очередного раскопанного погребального комплекса сталкиваются с определенным набором вещей, расположенных на человеческом костяке, но одежды не имеют.

Археологические культуры «скифского мира» характеризуются набором типовых украшений одежды. Интересен и поиск региональных отличий, выявление адаптационных стратегий. Отдельный интерес – создание образа-реконструкции исчезнувшей эпохи, материальные свидетельства которой фиксируются на территории и нашего края.

– Что дали эти культуры миру? Штаны, высокие шапки, цветные ковры? Как «работал» звериный стиль в одежде?

– Штаны, высокие кочевнические шапки, напоминающие «буденовку», это, конечно, да. Но далеко не только это. Если говорить не о частностях, а о более общих сюжетах, то, например, такой известный исследователь как Франко Кардини усматривал именно в этих степных культурах истоки европейского рыцарства.

Звериный стиль скифской эпохи несомненно оказал влияние на разработку подобных орнаментационных сюжетов в последующие эпохи у различных народов, населявших степную полосу Евразии. В одежде изделия (пряжки, бляхи, заколки) с изображениями, выполненными в зверином стиле, использовались очень активно, вероятно, как в декоративных, так и ритуальных целях.

– Грифоны сторожат золото скифов. Много золотых вещей встречалось во время раскопок?

– «Золотого человека Локтя-4а» обнаружил Петр Иванович Шульга в ходе раскопок на территории Локтевского района. Это погребение – мужчины, у которого вся одежда была обшита золотыми бляшками. Это маркерная находка: таких «золотых людей» находят и в Казахстане, и в Туве. Единичные находки золотых и позолоченных вещей довольно часто встречаются в памятниках Верхнего Приобья эпохи раннего железа.

– Что могло означать такое количество золота?

– Погребенный с большим количеством золотых изделий человек действительно мог быть богатым. Он или весь его род. Скорее всего, это была еще и некая культовая характеристика. Вообще, в погребении, в погребальной церемонии необходимо было показать воина во всей красе.

– У бедных воинов в кургане золота не было?

– Чем больше вещей, тем человек более статусный. Например, в богатый женский «набор» входят серьги, одна-две заколки, пряслице, несколько кувшинов, алтарик (каменное изделие), кости животных (заупокойная пища). Количество и качество бусин в украшении тоже будут говорить о статусности. Среди них могут быть сердоликовые образцы – явно привозные. В декоре костюма могут быть использованы раковины каури или кипреи (раковины моллюсков Индийского океана, которые активно использовались на территории Алтая в украшениях костюмов).

– Одна из самых ярких золотых находок?

– На памятнике Чултуков лог около Манжерока Андреем Павловичем Бородовским была найдена золотая пластина с изображением рогатого волка. С подобными же рогами на памятнике Карбан Михаилом Александровичем Деминым выявлена фигура двугорбого верблюда. Все они служили украшениями головных уборов также как золотые изображения горных козлов с территории Верхнего Приобья выявленные на памятниках Объездное, Новотроицкое и Милованово.

– Золотые находки в основном сделаны из тончайшей фольги?

– Да, в основном золото обнаруживается в виде фольги аппликаций, трубочек пронизок, обкладок и наверший заколок, сережек. Фольга достаточно тонкая, хрупкая. Поэтому зачастую сюжет аппликаций восстановить не удается так как фольга в погребениях обнаруживается в крайне фрагментированном состоянии.

– Процесс глобализации делает города похожими друг на друга, а людей «одевает» в одинаковую одежду. А какими были наши далекие предки (хотя бы гипотетически)?

– Любой костюм «пазырыкца» и «большереченца» был крайне индивидуален: количество и качество бусинок, элементов поясного набора зависели от владельца, выражали его идеологические и эстетические вкусы. При этом концептуально декор одежды был соотнесен с какими-то мифологическими представлениями. Если человека укладывали в погребение с дополнительным поясом, но без пряжки, то это не просто так – в культовых целях: человек умер, надо пояс тоже «сломать».

В Верхнем Приобье в основном исследуются родовые захоронения (курганы и курганные группы), где людей хоронили в течение определенного количества времени. Там далеко не всегда в одной могиле могли оказаться муж с женой или отец с сыном, могли быть племянник с дядей или какие-то иные варианты.

Ответы на такие вопросы дает привлечение методов палеогенетики. Контакты между различными территориальными группами тоже были очень разными – торговые, военные, брачные. Они вырабатывали определенные способы адаптации друг к другу – кто-то занимал степную область, кто-то находился ближе к реке, в зависимости от особенностей хозяйства.

Все это приводило к тому, что население региона представляло из себя «плавильный котел» – постоянно шли этнические процессы, соответственно, скрещивалась и материальная культура (вещи, одежда становились похожими). В какой-то степени в этих процессах лежат истоки современной глобализации.

Реконструкция и педагогика

– Позволяют ли археологические находки сделать полную реконструкцию костюма кочевника?

– При вскрытии погребальной камеры вещи находятся в характерных местах их прижизненного использования: поясные пряжки естественно на поясе, гривны на шее, у женщин – бусы в районе плеч (либо низка бус, либо нашивка на одежду). Есть комплекс изобразительных источников.

Гипотетическую, условную, реконструкцию сделать можно. Вот именно ее, в рамках реализации проекта «Наука в школу», поддержанного грантом президента, мы и делали, с опорой на материалы Новотроицкого некрополя (Тальменский район) исследованного В.А. Могильниковым и А.П. Уманским. Для придания аутентичности и иммерсивного эффекта дополняли свои реконструкции копиями-репликами оригинальных находок.

Абсолютно достоверный костюм «скифской эпохи» сделать нельзя, потому что мы – люди другой эпохи, другой культуры. А костюм – это не только какие-то вещи, это еще и определенные правила поведения, то есть ношения костюма, его использования. Некоторая часть материальной культуры человека того времени археологически изучена, к сожалению, быть не может.

Конечно, сейчас появилось много «медийных реконструкторов», которые чуть ли не воздух эпохи реконструировать хотят! Но это невозможно сделать даже с периодом начала XX века. Вот, казалось бы, мы – люди XXI века, но мыслить, как люди начала XX точно не сможем. Похожую одежду сделать можно, обращаться с ней близким к аутентичному, образом тоже можно, а вот дух и мировоззрение эпохи не передать. Условность в воссоздании образов с удревнением только возрастает.

– Педагогика пригодилась?

– У меня защищена кандидатская диссертация по предметному комплексу одежды населения верхнеобского бассейна эпохи раннего железа второй половины I тыс. до н.э., хотелось реализовать ее задел в педагогическом ключе. Логичным представилось сделать реконструкцию костюма, пусть и гипотетическую, создать образ. Наш педагогический университет долгое время успешно сотрудничает с Тальменским районом: краеведами, музеями, школами.

Помимо реконструкции костюма, мы показали школьникам оригинальные находки, сделали особую фотовыставку. Чтобы костюмы смотрелись более аутентично, мы сделали реплики оригинальных находок. Причем некоторые реплики создавали на станках с ЧПУ, что не соответствует технологии, которую использовали древние, но перспективно в плане метапредметного подхода в образовании. Изготовленные образцы, конечно, далеко не оригинал, но позволяют школьникам, никуда не выезжая, познакомиться с предметами музейных собраний и даже «покрутить» их в руках.

– Что больше всего соответствовало оригиналу?

– Это пряжки из поясного набора, потому что они достаточно просто отливаются, и некоторые из них практически полностью аутентичны.

– Древнюю технологию повторяли?

– В основном технология одна – делали форму, потом по ней отливали пряжку или что-то еще. Это и сейчас так делается. Но такой способ технологически сложный, требует определенной квалификации. Это не на конвейер поставленное изготовление вещей и, откровенно говоря, это дороговато, потому что надо сделать 3D форму, потом восковку, потом металл отлить – ручная, штучная работа.

Со школьниками планируем изготовление реплик на 3D принтере. Сувенирные поделки можно делать в пластике, а потом продавать. Кстати, в сувенирных лавках Горного Алтая местная археология очень мало представлена, хотя на этом можно было бы создать определенный бренд региона.

41

Поделиться в соцсетях:

Возврат к списку