Алтайский государственный педагогический университет

» » » Студенты 1940-х годов – какими они были

Студенты 1940-х годов – какими они были

Музей истории образования им. П.П. Костенкова / События в музее

Ёще не кончилась война,

И мы пришли сюда учиться…

И цель у всех была одна:

К наукам рьяно пристраститься.

Ф.Н. Болотова

Барнаул. 2 октября 1944 г.


        Воссоздать прошлое никогда не поздно. Вот и мы, бывшие студенты-выпускники БГПИ 1948 года, а сейчас уже учителя-пенсионеры, решили вспомнить годы учёбы далёких сороковых военных и послевоенных лет.

…Если пойти по улице Н.Крупской города Барнаула, то справа можно увидеть четырехэтажное здание школьного типа. Это педагогический институт.

 





На втором этаже, в аудитории № 21, занимались мы, первокурсники факультета русского языка и литературы (всего 33 человека). Одни девушки: шла Великая Отечественная война, и наши сверстники – юноши защищали страну на фронте. Очень много студенток было из сельских школ. Тоня Барсукова, например, окончила 10 классов Бобровской школы. (Смотрим фотографию, на которой она запечатлена в качестве учителя литературы сельской школы Краснощёковского района).

 





Обстановка в аудитории самая скромная: старые парты, столы, скамьи, табуреты; иногда скамья-доска, положенная на два стула, кафедра…, в непроливашках замерзали чернила. Холодно – сидим в пальто. Однако в нашей аудитории всегда чисто. Дежурные ежедневно мыли пол, следили за порядком.


Как дорог был нам каждый трудный день,

Как в дни учёбы всё нам было мило!

Пусть жили мы в плену очередей,

Пусть замерзали в комнатах чернила…


Какими же мы были?  Что нас отличало?

            Вспоминается многое, но главное…

            Хотя трудно прожить на стипендию, питание скудное, в общежитие холодно, но тяга к знаниям огромна. Учебников мало (один – на 4-5 человек, а учебник истории – один на группу). Однако никто не отстал от курса. Валя Колодкина и Граня Малиновская получали повышенную стипендию. Было много отличников и «хорошистов». Нас отличала ответственность, старались учиться добросовестно, преодолевать трудности. Программы, по которым нас учили, были сложными, но преподавали нам замечательные педагоги.

            Никогда не забудутся такие преподаватели, как Попков Филипп Степанович (читал историческую грамматику), Мельников Иван Иванович (древнерусскую и античную литературу), Плотникова Августа Ильинична (советскую литературу), Надлер Ольга Моисеевна (педагогику), Целебровский Милий Николаевич (современный русский язык), Атамановская Нина Александровна (русскую литературу ХIХ века), Смолин Павел Васильевич (политэкономию), Карасинцева Вера Вячеславовна (методику литературы), Векслер Бенеш Моисеевич (историю древнего мира), Ильин Л.А. (теорию литературы), Клюев Василий Васильевич (философию, которую он читал сразу же, как только открывал дверь аудитории, а мы со звонком уже вооружались ручками), Третьяков Петр Андреевич (психологию). Своими лекциями и практическими занятиями Вера Вячеславовна Карасинцева, Галина Павловна Ланэ (завуч школы № 22), Ольга Моисеевна Надлер учили нас умению владеть классом, вести уроки, увлекать учащихся героями прочитанных произведений, прививать навыки выразительного чтения, дружить с грамматикой русского языка, воспитывать детей добрыми, отзывчивыми, честными.

            Ольга Моисеевна Надлер – милый наш Учитель! Щедрость души её не знала границ. Истины науки школьной педагогики, которые она трактовала в своих лекциях, помогали нам в работе с детьми выходить из трудных ситуаций.

             Наставником (куратором) нашей группы был Милий Николаевич Целебровский. К нему мы обращались с любыми вопросами, и он всегда умело их разрешал. Всюду он был с нами: на субботниках, во время экзаменов, на выборах, в колхозах. Он, как школьный учитель, постоянно нас опекал… Нет уже в живых Милия Николаевича, но память о нём не угаснет…

Вот он запечатлён с нами на фотографии.

 





Известно, что желание овладеть знаниями решает ещё не всё. Нужно проявить при этом трудолюбие и старание. И это было в нас. Успешная сдача бесконечных зачетов и экзаменов тому подтверждение. А педпрактика в школах! Нас распределили в разные школы, но объединяло одно: желание хорошо учить детей. А потому старались тщательно готовиться к каждому уроку, подолгу засиживались в читальном зале, писали таблицы, подбирали иллюстрации, пересказывали друг другу содержание урока и т.д. Никто не считался со временем. Вот Тамара Белова занимается по русскому языку с отстающими, Лида Щербакова беседует с нарушителями дисциплины, Надя Травкова проводит репетицию вечера, посвященного творчеству Н.В. Гоголя.

            И вот результат: все студенты-практиканты нашей группы получили хорошие и отличные оценки. Радости не было предела! А всё это благодаря знаниям и трудолюбию!

            Нельзя не вспомнить о том, были ли мы исполнительными. Что бы нам ни поручали: трудное, лёгкое, желаемое или не желаемое – наш студенческий коллектив дружно откликался, готов был выполнить задание в срок и со всей ответственностью. Нужно, например, с первого этажа на чердак носить в вёдрах воду, чтобы не перемёрзло отопление, - носили. Нужно ехать на вокзал, чтобы разгружать вагоны с углем, - ехали. А потом чумазые, грязные (воды в здании института часто не было) в этот же день сдавали зачёты, хотя преподаватели нас зачастую и не узнавали. Нужно спасать урожай – все ехали в колхоз и трудились. Не было осени, чтобы мы на колхозных полях не убирали овощи, не перелопачивали зерно, не косили сено. И это – в дождь, в слякоть, в холод, полуголодные, плохо одетые. Не забывали и отдыхать после работы.

            Мы после работы

            В клубе танцевали.

            Не было гармошки –

            Сами напевали.

 

            Танго, вальсы и фокстрот

            Танцевали без острот.

            -А ту-степ и краковяк?

            - Изощрялись так и сяк.

 

            Польку-бабочку плясали –

            И усталости не знали.

            В «Третий лишний» мы играли…

            В «Ручеёк» попарно встали…

            Столько песен перепели,

            Чтоб добраться до постели!..

           

            Мы после работы

            В клубе танцевали,

            А потом же в клубе,

            Точно в тёплой шубе,

            На полу и без заботы

            На соломе спали.


       Не забудется случай с покосом. Вот что рассказа о нём Тоня Барсукова, наша однокурсница: «На сенокос отправили тех студенток, которые умели косить. С нашего курса поехали я и Маша Зарезова. Рано утром мы были уже на лугах Бобровского Затона. Я попросила выделить мне отдельный участок. В первый же день произошел забавный случай. Возвращаясь на обед со своего участка, преподаватель Смолин Павел Васильевич ещё издали закричал: «Что Вы над травой так издеваетесь!» Я с недоумением посмотрела на него, а он продолжал: «Вы траву не прокашиваете!»

- Где?

       Тогда он быстро пробежал по прокосу с желанием вырвать остатки травы, но она вся лежала скошенная на земле, и он, удивленный, сказал: «Ну, знаете! Я мужчина, но у меня не хватит силы и смелости брать прокосы такой ширины!»

       Такими смелыми и трудолюбивыми мы были! Уместно вспомнить здесь слова поэта

М. Светлова: Это молодость наша встала!

                  Это брызжет

                  В десятках глаз

                  Весь огонь её запала,

                  Перемноженный сотни раз!


        И общественной работой занимались мы со всей ответственностью. Нина Данилова – бессменный староста группы. Она строго следила за посещаемостью, за чистотой и порядком в аудитории. Пищикова Гетта – член институтской редколлегии. В одном из номеров стенгазеты, помнится, в отделе сатиры были удачные стихи и карикатуры:


Проблемы мебели решая,

К наукам истово стремясь,

Бежит студентка молодая,

На стул заранее садясь,

Знает: стула не достать –

Стоя лекции писать.

 

Не кочегары мы не плотники,

В нас сожалений горьких нет,

А мы теперь углепогрузчики

И с куч угля Вам шлём привет!

И мойдодыра миновали мы,

Чумазыми к зачёту шли,

И чёрными зачет сдавали мы,

И тем в историю вошли!


          В дни предвыборных кампаний мы, студенты назначались агитаторами. Работа ответственная: избиратели все и вовремя должны были проголосовать. С этой почётной миссией мы с честью справлялись. Пищикова Гета вспоминает: «На четвертом курсе нужно было сдавать философию, а меня избрали секретарем избирательной участковой комиссии. Пришлось отложить экзамен. Его я сдавала одна в кабинете ректора Клюева В.В. Боялась, но сдала на «отлично».

        Имела место и такая форма общественной работы, как чтение лекций для фронтовиков непосредственно на железнодорожном вокзале. А кто из нас ни был пионервожатой в школе, а летом – в пионерских лагерях?! Интересная, творческая работа для будущих педагогов! Настоящей пионервожатой показала себя Тоня Барсукова, за что была дважды премирована (на фотографии она во 2-ом ряду, третья слева, темное платье в точку).

 





         Не забудутся конкурсные вечера художественной самодеятельности. Талантов в нашей группе много: Буданова К., Барсукова Т., Зарезова М. – певицы-солистки; Побежалова К. – танцовщица, Травкова Н. и Болотникова Ф. – чтецы-декламаторы, Пищикова Г. – аккомпаниатор; находились даже акробаты. Много и упорно готовились   мы к таким вечерам, программы получались разнообразными, а потому часто занимали первые места. Особенно запомнился вечер, посвященный стихам и песням, сложенным в Великую Отечественную войну. Звучали стихи К. Симонова, А. Суркова, А. Твардовского, они перемежались песнями: «Вставай, страна огромная», «Землячка», «Жди меня», «Огонёк». Руководила нами Тоня Барсукова. «Некоторые студентки участвовали ещё в самодеятельности клуба железнодорожников, часто выступали в госпиталях перед ранеными бойцами. До сих пор сохранились в памяти песни, которые исполнял хор: «Дан приказ ему на Запад», «Орлёнок», «Три танкиста», - вспоминает Тоня.

         Нас увлекала не только общественная работа. Мы старались не отстать от культурной жизни родного города. Новые фильмы, пьесы обязательно смотрели, потом обсуждали, спорили. Феня Болотникова вела дневник, в котором записывала названия просмотренных кинофильмов. Например, за 1944-45 годы просмотрены такие: «Я черноморец», «Малахов курган», «Ураган», «Сердца четырёх» и др.

         С наступление весны мы посещали танцплощадки в городских парках, где под духовой оркестр кружились в вальсе, танцевали танго, фокстрот, польку…

И ещё следует сказать, что мы были скромными во всём: в одежде, в поведении. Одеты очень просто: блузка, юбка; зимой на ногах – подшитые валенки, летом – босоножки, «выворотные тапочки», но это нам не мешало веселиться и танцевать. Следили за своей речью, не было в ней грубых слов, просторечных выражений, обидных кличек.

        А как мы умели дружить! Эти дружеские отношения у некоторых из нас сохранились. А те, кто потерял из виду друг друга, и сейчас, думается, хранят в сердцах своих светлые воспоминания о студенческой дружбе.

        …Помниться, что в летние каникулы нам, студентам, предоставлялась возможность бывать в Домах отдыха Алтайского края, хотя это были трудные послевоенные годы. Так, в Зудиловском Доме отдыха нас третьекурсниц, находилось пять человек!

 




   

 В нашей группе была действительно талантливая студентка Болотникова Федосья.

 Она владела поэтическим даром, писала стихи и посвящала их своим     однокурсницам. Я держу в руках две тетради её стихов. Вот некоторые из сатирических стихотворений:


Тебя тревожить мы не будем.

Ты можешь хор не посещать

И за трубой на русской печке

Свой «сильный» голос развивать.

 

Проснись скорей! Открой глаза

И посмотри вокруг себя:

Как далеко шагнула жизнь,

Оставив позади тебя.

 

Пока твой голос не потух,

И очи не померкли,

Душой не будешь ты стареть

И будешь вечной пионеркой.

Всю жизнь будешь петь, плясать,

С детьми на сцене выступать!

        На протяжении 13 лет Болотникова Федосья Николаевна в школе рабочей молодежи № 8 г. Барнаула вела стенную печать.

Ничто человеческое нам было не чуждо. Подобно всем студентам мы иногда проказничали: то билеты исчезнут со стола экзаменатора; то, отвечая на экзамене по литературе, старца Натана Мудрого, молящегося старца, отправят в рыцарские странствования; то, передадут шпаргалку, записи в которой мог бы разобрать только тот, который писал, и то с большим трудом…

…Третий курс…

А годы бегут и бегут,

Их мы не можем сдержать,

Они всё летят и летят,

Их мы не можем догнать!

 





          Вот  и наступил уже 1948 год, год когда мы сдавали государственные экзамены, отчитывались в своих знаниях. Все сдали, все получили дипломы о высшем педагогическом образовании – в школы!

 





           «Все вместе когда-то учились, а потом разошлись на года. Может быть, иногда и стремились хоть узнать, кто уехал, куда? Как сложилась жизнь? Как с работой?»

 

         Многие вернулись в родные места. В Локтевский район уехала Лида Щербакова и Аксинина Таня; В Тальменский район – Черемисина Нина; в Залесовский район – Симонова Нина; в Повалихинский – Шмыгова Женя и Зарезова Маша. А студентки-выпускницы: Тамара Белова, Надя Травкова, Пищикова Гетта, Валя Колодкина, Вера Станскова и др. оставлены работать в г. Барнауле. С 1964 года здесь же работает в ШРМ № 8 Болотникова Феня.

          Трудно было начинать работать в школе: дети нервные, непоседливые после войны. На помощь пришли завучи, старшие коллеги, постепенно и у нас складывалось педагогическое умение: учить детей и воспитывать их.

          …А вот уже у многих учителей-словесников свои выпуски.

 





         Некоторые из нашего выпуска достигли более высоких вершин. Валя Колодкина (Гусельникова) стала ревизионным корректором газеты «Алтайская правда», Толчинская Г. (Пищикова) – методистом ГорОНО (г. Барнаул), Тоня Барсукова – преподавателем педучилища.

          …Январь 1989 года. Мы: Станскова, Болотникова, Зарезова, Травкова, Барсукова, Толчинская, Агафонова – ещё вместе. И льются, льются воспоминания о днях минувших  - то грустных, то весёлых. Внешне мы стали похожими друг на друга: поседели, располнели, но при общении сбрасываются прожитые годы, молодеет душа, а глаза светятся всё тем же задорным огоньком. Вспоминаются строки из стихотворения Ф. Болотниковой:

Спасибо, друг, за то, что ты смогла найти меня.

Давно уснувшие мечты опять полны огня!

Отбросив 40 с лишним лет, умчимся в город свой!

Там всё горит, не гаснет свет,

Что мы зажгли с тобой!

 

        …Август 1992 года. По улице Н.Крупской идем опять мы: Барсукова, Болотникова, Толчинская – к тому зданию, где прошли наши студенческие годы.

 





            С разрешения вахтера мы перешагнули порог родного дома. Сердце учащенно забилось, когда поднялись на второй этаж и вошли в аудиторию № 21, потом проходим по этажам, сидим в актовом зале и тихо напеваем песни нашей юности. А у Фени Болотниковой рождаются стихи: Здесь всё не наше,

                         Всё чужое,

                         Но что-то близкое, родное

                         Воскресло в памяти…

                         И вновь поём мы песни про любовь!..

 

            Вот такими мы были и есть!

            «Жизнь, спасибо, что так богата и сурова твоя заря!» - повторяем мы слова, сказанные поэтом М. Светловым, и в них – вся философия, весь смысл нашего бытия.


Авторы альбома: Барсукова – Сметанкина А., Болотникова Ф., Пищикова – Толчинская Г.

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.